Мы с хрустом пожираем свою планету, как лангольеры Стивена Кинга. Хрум-хрум. Вымирание видов идет со скоростью 50 видов в день. Хрум. Лесное убранство Земли в день уменьшается на 17 миллионов гектаров. Каждую секунду мы съедаем кусок леса размером с футбольное поле -- хрум. 19 миллионов деревьев каждые двадцать четыре часа исчезает в ненасытной утробе человечества. Хрум. Мы выловили и съели 66% всех видов промысловых рыб -- многие из них находятся на грани вымирания, для некоторых видов этот процесс уже необратим, даже если мы вдруг умерим свой аппетит. Четвертая часть всех видов птиц доведена до вымирания. Хрум. Хрум-хрум.

Пожиратели планеты

Всем известна история про мужика, который рубил сук, удобно на нем устроившись. Мужик, конечно, глуп, но все-таки не так, как мы с вами. Ему было куда падать. Мог отбить себе зад, но живым остался бы. Нам падать некуда -- наше чудесное зеленое дерево под названием планета Земля у нас всего одно. Когда мы уничтожим этот мир, переселиться всем шести миллиардам человек придется в загробный.

Но мы снова и снова отмахиваемся от надвигающейся беды. Сук, на котором сидим, мы ведь рубим мимоходом, а вообще-то заняты другими, более важными, делами -- работой, бизнесом, войной. Так и улетим в небытие, вцепившись друг другу в волосы. И некому будет доказывать, что прав был ты, а твой оппонент ошибался. И некому будет жалеть нас, неразумных, некому оплакивать.

Когда-то мы были маленькой частицей природы, мы боялись ее и обожествляли, населяли мир духами Земли, Воды, Дождя, Солнца. Вряд ли эти времена можно назвать золотым веком человека, зато для Земли это был подлинно золотой век. Но мы росли, становились самостоятельнее. И, наконец, объявили войну всему живому. "Не нужно ждать милостей от природы, взять их у нее -- наша задача!" Взять силой, покорить, повернуть вспять реки, осушить болота! Эта война близится к концу, и победителей в ней не будет.

Сейчас самое время остановиться. Мы достаточно загадили Землю, пора дать ей передохнуть. Если мы дадим себе труд подумать, станет ясно -- перед нами только два пути. Или мы оставляем все как было и обрекаем на смерть и страдания наших детей, которые вымрут как вид вместе со всеми другими видами на Земле. Или -- начинаем новый этап наших отношений с природой, этап уважительного сотрудничества, без страха и насилия.

Такая хрупкая Земля

Об охране природы всерьез заговорили лишь в семидесятые годы прошлого века -- когда люди впервые увидели фотографию Земли, сделанную из космоса -- маленький, хрупкий, прекрасный голубой шар. Гораздо более уязвимый, чем это представлялось отсюда, снизу. Эта фотография перевернула представления многих и многих и заставила приглядеться к жизни на Земле повнимательней. За прошедшие тридцать лет накопилась масса знаний о живом мире планеты.

Теперь мы знаем, что 90% биологической массы Земли составляют растения, их почти полмиллиона видов. Кислород, которым мы дышим, производится царством растений Земли, и, так как животные едят растения, вся пищевая цепочка Земли зависит от этой формы жизни. Мы целиком и полностью связаны с этим главным царством биосферы планеты.

Кроме того что растения совершенно необходимы для жизни, они еще удивительно прекрасны. Особенно ярко великолепие растительного мира представлено на берегах Амазонки. Это уникальное место. Если когда-либо действительно был Эдем, то дождевые леса -- то, что от него осталось. Нет другого места на Земле, где буйство жизни было бы так блистательно представлено, как вдоль этой реки-лабиринта.

Здесь живут триллионы форм органической жизни в миллионах видов. 75% выпавшего здесь дождя выдыхается растениями прямо в атмосферу, чтобы вновь выпасть в виде дождя. Если мы скосим весь амазонский лес и таким образом уничтожим главный источник воды в атмосфере, сможет ли когда-нибудь возродиться и этот лес, и дождь, питающий его? Большинство ученых мира убеждены: когда дождевые леса будут вырублены полностью, жизнь на нашей планете исчезнет.

Человек -- самое сложное животное Земли, он одарен набором разнообразных способностей, но в царстве флоры и фауны есть много уникальных созданий, превосходящих его в некоторых аспектах. Растения превращают неорганические вещества в пищу для всего живого. Мы не умеем. Некоторые растения могут жить тысячи лет. Мы -- не можем. Ястреб способен заметить мышку на расстоянии сотен метров. Гепард легко обгоняет автомобиль. Некоторые змеи способны видеть инфракрасный свет. Голубь отовсюду найдет дорогу домой. Электрические угри могут бить током. Некоторые животные могут посылать команды в виде запахов. Летучие мыши используют ультразвук, чтобы ясно "видеть" в кромешной тьме. И могут летать -- у них есть крылья. Некоторые животные могут клонировать себя.

Мы ничего этого не можем...

В природе видимо-невидимо поистине сказочных созданий с такими талантами, которые кажутся взятыми прямо из научно-фантастических романов. Но они -- живые, реальные существа. И их жизнь, уж так вышло, находится в наших руках.

Теперь мы знаем, насколько сложны экосистемы и насколько они хрупки.

Когда мы поняли, что животные и растения вымирают десятками видов в день, мы завели Красную книгу -- чтобы охранять самых, с нашей точки зрения, ценных зверей и растений. Но оказалось, что дело не только в таком "бухгалтерском учете" видов. Животным и растениям и не нужно вымирать совсем, чтобы вся экосистема начала скатываться к хаосу. Дело не в том, сколько отдельных животных данного вида осталось в живых. Важно, где они живут, а если дело касается перелетных птиц, есть ли им куда лететь.

Даже если данный вид на Земле остался, исчезновение его из определенной экосистемы может привести ее к разрушению.

Города слонов и поселения рыб-попугайчиков

Равновесие экосистемы сложно и очень хрупко, это очень хорошо видно на примере африканских слонов. Их оттеснили из многих лесов Берега слоновой кости, Сьерра-Леоне, Камеруна, Нигерии -- в Центральную Африку. Леса, где живут слоны, невозможно спутать с лесами, из которых они ушли. Лес Ндоки в северном Конго весь исчерчен слоновьими тропами. Они проходят с юга на север и с востока на запад, соединяя поляны для сна с местами водопоя. Кажется, слоны, как архитекторы, предпочитают систему прямых дорог, которые делят город на квадраты. По всему лесу рассыпаны опушки, созданные слонами.

От этих дорог слоновьей цивилизации получают пользу бесчисленные множества животных. Опушки зарастают кустами и травами, обеспечивая едой горилл и других животных, которым нужны пастбища.

Когда слоны уходят, их тропы и опушки постепенно зарастают. Подножный корм для горилл и копытных исчезает, а вслед за ним исчезают и они. Именно поэтому в тех лесах Африки, где водятся слоны, обитает множество крупных млекопитающих, а там, где их нет, леса буквально пустеют.

Конечно, самое большое млекопитающее Земли и должно играть ключевую роль в своей экосистеме, но, оказывается, и маленькие существа не менее важны. Рыба-попугай, например, не дает кораллам обрастать водорослями. Когда вылавливают слишком много этой рыбы, кораллы начинают задыхаться, и вся колония погибает.

Такие истории происходят по всему миру. Исчезновение хищников из лесов Северной Америки привело к резкому скачку численности оленей и живущих на них оленьих клещей. Укусы этих клещей вызывают у человека болезнь Лайма, о которой ничего не было известно еще двадцать лет назад.

Казалось бы, спасение экосистем должно быть неотложным, самым важным делом наших правительств, ведь от него зависят жизни наших детей. На самом деле большинство правительств разных стран занимаются вопросами сохранения природы в последнюю очередь.

Беда в том, что ни ученые, ни правительства не знают, какими должны быть минимальные усилия по сохранению природы, которые позволили бы нам выжить. Деятельность человека уже спустила с цепи процессы глобальных изменений, от которых страдаем и мы, и вся природа. Промышленные страны загрязняют воду и атмосферу, океанские течения разносят ядовитые отходы по всему миру, донося их до самой Арктики.

Животные и люди в самых удаленных местах Крайнего Севера страдают от высоких концентраций в организме ртути и канцерогенов. Трупы китов, которые океан прибивает к берегам, содержат яды в невероятно высоких концентрациях. Хотя препарат ДДТ запрещен к применению в развитых странах, в странах третьего мира им пользуются. А на островах Тихого океана, за тысячи миль от мест применения ДДТ, вымирают черноногие альбатросы -- яд попадает к ним с рыбой и вызывает изменения в скорлупе яиц. Она становится хрупкой, легко ломается, и птенцы погибают.

Нет такого уголка в мире, который не страдал бы от деятельности человека.

В будущем нас ждут последствия нашего варварства -- нехватка озона, ослабляющая иммунную систему всех живых существ Земли, разрушение экосистем, изменение климата планеты. Мы продолжаем душить природу и не знаем, когда наша хватка станет для нее смертельной. И тогда настанет день расплаты за это безумие. Только платить будут наши дети.

Эпидемия вымирания, пятая и последняя?

Как остановить это сползание в хаос? Ученые обнаружили, что восстановить поврежденные экосистемы чрезвычайно сложно, даже если все составные их части существуют.

Никто не знает точно, сколько видов вымирает, потому что никто не знает, сколько их было. Ученые описали только полтора миллиона видов животных и растений, насекомых и грибов, но полный список всех живых существ планеты может насчитывать от тридцати до ста миллионов видов. Ученые из университета Теннесси подсчитали, что 50% животного и растительного мира Земли лет через 100 вымрут.

Такой уровень вымирания живого наблюдался всего пять раз за всю историю жизни на Земле, и каждый раз причиной служил какой-либо природный катаклизм. Сегодня причина вымирания -- мы, "человек истребляющий". Коллективная деятельность человека -- обработка и окультуривание природных ландшафтов, вырубка лесов, загрязнение рек и ручьев, уничтожение защитного озонового слоя атмосферы, заселение всех вообразимых и невообразимых клочков Земли -- приводит жизнь других живых организмов к печальному концу.

Вот только несколько конкретных примеров гибели видов.

В Лондоне, в Королевском ботаническом саду, живет дерево Encephalartos woodii. Оно около полутора метров высотой, с толстыми кожистыми листьями, родом из Наталя в Южной Африке. Уже сто лет бедняга не знает радости любви и оплодотворения. Работники ботанического сада называют его живым мертвецом. Растение это двудомное, то есть особи бывают либо женские, либо мужские. Растение, живущее в Королевском ботаническом саду, мужское. Женских на Земле больше нет.

Большая часть островной флоры уже никогда не будет радовать глаз, ее забили растения, привезенные переселенцами из Европы. Большинство островных растений могут произрастать только в одном месте, на своем родном острове. А это значит, что их популяции очень малы и более других подвержены вымиранию. Как только рядом с ними появляется растение-чужак (например, китайская гуава, что покрывает теперь весь остров Маврикий), оно может стать сорняком, губительным для всех других растений острова.

Это явление особенно распространено на островах Индийского океана и в южной части Тихого. Но до того как европейцы завезли на них чужеродные растения, была первая волна вымирания. В Австралии, например, появление первых людей 50-60 тысяч лет назад привело к гибели мегафауны континента -- гигантских кенгуру, сумчатых львов и дипротодонов, травоядных сумчатых, напоминающих грызунов размером с корову. Нет никаких сомнений, что виноваты в их гибели люди. В Новой Гвинее и Новой Зеландии было то же самое. На этих островах до сих пор находят останки гигантских моа, больших нелетающих птиц, уничтоженных племенами маори.

Близорукость человека может в конечном итоге сыграть против него. Ведь мы еще даже не знаем всех растений Земли, а уже теряем их. И делаем это быстрее, чем находим. Большинство самых эффективных лекарств (от аспирина до морфия) были получены из растений. Теряя растения, мы теряем и возможность найти новые лекарства. Даже если не брать во внимание спасение всей планеты, то исчезновение видов приведет к тому, что человек не сможет удовлетворить свои собственные эгоистичные потребности. С каждым исчезнувшим видом мы теряем кусочек нашего будущего. Что останется у нас в руках через тридцать лет, что мы сумеем сохранить?

Люди, как правило, ставят перед собой ближние цели. А дальние, такие, как сохранение разнообразия видов и окружающей среды, даже не планируются. Нам всегда нужен результат -- и чем скорее, тем лучше.

Когда же остановимся?

Валентина БОГОМОЛОВА

Тропические леса -- чрево Земли

-- Около 8000 лет назад леса покрывали примерно 6 миллиардов гектаров земли.

На сегодняшний день от этого изобилия осталась половина. Из них только 1,2 млрд га -- экологически чистые и относительно нетронутые (северные леса Канады, Аляски, России, тропические леса Амазонки).

-- Старейшая экосистема земли -- тропические леса. Исследования показали, что они существуют в том же виде, что и 70 миллионов лет назад.

-- Тропические леса покрывают всего 12% суши Земли, но их называют чревом Земли, потому что именно в них живут 90% всех видов обезьян, 40% всех видов хищных птиц, 80% всех видов насекомых и более 60% видов всех растений на земле.

-- На одной квадратной миле тропического леса живут 750 видов деревьев, 400 видов птиц, 125 видов млекопитающих. На той же площади леса умеренной климатической зоны -- от 10 до 15 видов.

-- Уничтожение тропических лесов идет со скоростью 17 миллионов гектаров в год, 1 га (размер футбольного поля) в секунду.

-- Вымирание видов идет со скоростью 50 видов в день.

Охота в зеленом океане

Тропический лес -- это супермаркет. Только нужно знать, где что взять.

Энтомологи в нем ловят жуков, исследователи ароматов ищут новые запахи и вкусовые нюансы, гомеопаты выискивают биологические активные вещества против болезней.

Возможно, в темном океане ветвей и лиан, листьев и плодов обнаружатся соединения, которые помогут в борьбе против рака, СПИДа, инфаркта или гриппа.

Ученые ищут прежде всего агрессивные биологические вещества: а вдруг яд, которым растения обороняются от врагов, поразит и раковые клетки! 60 процентов противоинфекционных и противоопухолевых средств взяты у природы.

Ученые добираются туда, где целебные травы не собирал ни один шаман -- в кроны деревьев. На высоте более 50 метров -- фрукты, листья и семена. Ими питаются обезьяны, птицы и летяги. В кронах деревьев Центральной Африки ютится вирус Эбола, здесь первый шимпанзе заразился вирусом СПИДа и здесь, возможно, нашел противоядие. К сожалению, добраться сюда можно разве что на воздушном шаре, да и КПД невысок: новый медикамент получается в среднем из 50 тысяч исходных проб.

Только в лаборатории можно определить, на что в действительности способны растения. Иногда они выдают свои тайны лишь "под пытками". Исследователи американской фирмы Phytera, например, запекают клетки растений, заражают и замораживают их, держат в темноте или, наоборот, под ослепительным светом. Такие стрессы провоцируют интересные биохимические реакции. Но как выяснить, какое вещество в сложнейшей смеси растительных экстрактов обладает фармацевтическим эффектом?

Эта проблема решена с помощью современной аппаратуры. Сепарационный бокс, в котором используются хромотографические методы, в течение 24 часов разлагает растительный экстракт на чистые субстанции, число которых может доходить до 300. Практически ученые делают то же самое, что природа делала миллионы лет.

Сегодня проверены фармацевтические свойства менее 1% тропических растений, но при этом 25% всех современных лекарств созданы на их основе. Почти 70% растений с противораковыми свойствами тоже происходят из тропических лесов. Полностью потенциал тропической фармацевтической "фабрики" еще не изучен, но уже есть опасность не успеть это сделать.

В 1967 учеными американского Национального института онкологии из коры тихоокеанского тиса впервые было получено биологическое активное вещество -- таксоль. Сегодня это важнейшее средство при лечении рака груди и яичников. Но очень редкое. Огромный спрос на таксоль привел к вырубке редкой породы тиса и поставил его на грань исчезновения.

В 1991 году ученые выделили из веток малазийского дерева соединение, блокирующее распространение вируса СПИДа в другие клетки. Группа биологов, посланная для сбора новых образцов, обнаружила, что все стволы этого дерева уничтожены при вырубке. Другого дерева с таким свойством ученые не нашли.

Возможно, что где-то в девственных лесах планеты имеется растение, содержащее чудо-средство против рака, но оно не сможет стать надежным защитником человека, так как растение слишком редкое, к тому же может в любой момент стать жертвой пожара или топора...

Фармацевтические ресурсы тропического леса оцениваются в 150 миллиардов долларов. Но для этого в лесах следует найти вещества, пользующие таким же успехом, как таксоль. А как успеть...

За последнее десятилетие разрушение лесов угрожающе ускорилось. По всему миру в них бушует пламя. По данным института мировых ресурсов в период с 1960 по 1990 было уничтожено 450 миллионов гектаров -- пятая часть всего тропического леса мира. Если так пойдет и дальше, в таких странах, как Малайзия, Пакистан или Таиланд, через 50 лет вообще не останется леса.

Не лучше обстоят дела и в самом большом в мире лесном регионе -- в Амазонии. С 1980-го по 1990-й безвозвратно потеряно 645 000 кв. км амазонской сельвы. В оставшихся тропических лесах скрыто 440 миллиардов тонн углерода. Если этот строительный материал жизни достигнет атмосферы в виде двуокиси углерода, это будет соответствовать 70-кратному количеству газа, который выделяют автомобили и электростанции мира. После этого уже не будет никаких шансов для стабилизации мирового климата. Нам нужны все до единого оставшиеся деревья и даже непременное увеличение их числа, так как каждое из них фильтрует опасный газ из воздуха и складирует его в своей древесине.

Леса незаменимы. Они дышат, словно гигантские зеленые легкие. И тем самым спасают от удушья нас. Пока еще спасают...

использованы материалы из еженедельной газеты "kоMоk"



www.koMok.ru

Web-portal @Kokshetau Online



free counters

Дайджест интересных статей