Мутанты развиваются нормально

Получилось. Это подтверждают генетические тесты, которым подвергли двух американских малышей. Они и еще пара десятков детей войдут в историю как "первые генно модифицированные люди" -- или "дети трех родителей" (как угодно, звучит одинаково чудовищно). Хотя вкрапление чужеродных генов совсем невелико, генетические "отпечатки" детей имеют особенности. И вероятно, новый набор будет передан ими по наследству.

Добавлять третьего ученым понадобилось во время лечения матерей, имевших проблемы с зачатием. А именно, дефекты в митохондриях -- клеточных образованиях, тысячами "плавающих" вокруг ядра. Эти структуры передаются из поколения в поколение по материнской линии и содержат 13 собственных генов.

Во время процедуры донорские митохондрии были добавлены в яйцеклетки будущих матерей. И в результате, грубо говоря, родились здоровые дети -- каждый от двух матерей и одного отца.

Понятно, что эксперимент Жака Коэна и Джейсона Барритта из Института репродуктивной медицины в Нью-Джерси стал очередной красной тряпкой для этически озабоченных ученых.

Бильярд заканчивается самосожжением

Среди тех 60 планет, которые астрономы открыли за последние несколько лет, большинство -- гиганты в несколько раз массивней Юпитера, которые вращаются вокруг своих звезд на очень близком расстоянии. Совсем не похоже на двух гигантов Солнечной системы, которые пребывают в удаленных от Солнца холодных краях: Юпитер в пять раз дальше от светила, чем Земля, в то время как вновь открытые гиганты иногда ближе к своим звездам, чем у нас Меркурий.

Почему же крупные планеты жмутся к своим звездам? На этот вопрос попытались ответить канадские астрономы. По одной из версий, гиганты образуются в открытом космосе и постепенно, теряя энергию, "прибиваются" к какой-нибудь звезде. Однако, если бы так происходило в действительности, орбиты гигантов были бы регулярными. Но обычно они движутся по очень удлиненным и необычным траекториям.

Разгадка, возможно, в том, что планеты одной звездной системы вовлечены в "гравитационный бильярд": в процессе одна из них выталкивается прямо на звезду, в то время как остальные приобретают нерегулярные орбиты или вообще покидают систему. К такому выводу пришли Гарик Израэлян из Астрофизического института на Канарах и его коллеги, определив, что атмосфера одной из звезд, HD82943, имеющей при себе двух гигантов, содержит литий-6 -- элемент, который обычно входит в состав планет, а на поверхности звезды быстро разрушается. А значит, гиганты этой звезды сравнительно "недавно" вытолкнули какую-то небольшую планету в звездное пекло.

Почему же Юпитер и Сатурн до сих пор не избавились от небольших планет из своего окружения? Возможно, потому, что их очень мало, а процесс занимает много времени -- больше, чем потребуется нашему Солнцу, чтобы перед смертью превратиться в красного гиганта.

Ковры-душегубы

Двадцать пять раз в неделю -- то есть четыре раза в день по будням, три в субботу и всего два в воскресенье -- мы должны бегать по квартире с мощным пылесосом в руках. Если, конечно, в доме лежат и висят ковры и им подобные.

Джон Робертс, инженер из США, утверждает: пыль из ковра -- настоящий яд. Проанализировав ее состав в лаборатории, он выдал список: высокий уровень тяжелых металлов, полициклические ароматические углеводороды, пестициды и полихлорированные бифенолы. В список попадают и остатки всяких дихлофосов, которыми хозяева угощают тараканов.

Правда, если не шлепать по ковру в грязной обуви (ура здоровому русскому обычаю разуваться на пороге), уровень свинца в ковре упадет в 18 раз.

Ну а если вообще отказаться от коврового уюта, в доме станет в десять раз чище. Как, например, в домах южной Европы по сравнению с северной.

С восемью пальцами не побегаешь

Наблюдение за мышью о сорока пальцах позволило ученым сделать вывод, почему человеку и животным их нужно не больше пяти на каждую конечность.

Оказывается, если у животного появляются лишние пальцы, лапа деформируется, заметно ограничивая его в движениях. И как тогда убегать от врагов или ловить себе завтрак?

Английские ученые из Медицинского центра в Харвелле наблюдали, как мышиные лапки с десятью пальцами каждая (следствие природной мутации) согнулись в дугу, так что мышь могла передвигаться только на "локтях". Существо с избыточными пальцами не может установить конечность в нужной плоскости. Однако если пальцев меньше, чем пять, проблем не возникает: лошади, к примеру, хорошо бегают на одном-единственном. Уменьшение количества пальцев иногда означает увеличение эволюционных преимуществ.

Кстати, деформации конечностей -- на втором месте в списке натальных дефектов: они поражают каждого пятисотого ребенка.

Ученые заметки

Возможно, что не собака была первым другом древнего человека -- его повсюду сопровождали верные козлы. Ученые нашли генетические подтверждения этому факту, проанализировав гены более чем 400 козлов из 44 стран Европы и Азии. Генетическая история коз отлична от истории коров и овец: высокий уровень "смешения" генов между особями с разных континентов свидетельствует, что эти животные путешествовали с человеком повсюду как "живые холодильники", снабжая мясом и молоком.

Американская академия педиатрии предупреждает: дети не должны пить много фруктовых соков, поскольку их неумеренное потребление может вызвать диарею, боли и скопление газов в животе, а также повредить зубы. Сок не содержит достаточного количества полезных веществ (кроме витамина C), но насыщен избыточным количеством сахара. Врачи не рекомендуют давать соки детям до 6 месяцев, ограничить детей до 6 лет 170-ю мл в день, а с 7 лет и до 18 не давать детишкам больше полутора стаканов. Разумеется, это касается соков из тетрапака.

У всего населения Европы в праотцах было не больше 50 человек. К такому выводу пришли ученые из Кембриджа, применив новые методы генетического анализа.

УМНЫЕ ВЕЩИ:

Заправка -- на ближайшей помойке

Первая в мире спортивная машина на гниющей капусте набирает ход! За 6 секунд она разгоняется до 95 км в час, а максимальная скорость агрегата -- 209 км/ч.

Как показали испытания, 100 килограммов овощного мусора необходимо для 100-километрового пробега. Помимо овощей, правда, нужен еще и бензин: машина работает на двух видах топлива сразу.

Автомобиль, названный "Адвантидж Эр", был изобретен в Швейцарии. Его создатели с гордостью говорят, что даже спортивные машины могут гонять без ущерба для природы.

Семь футов под килем!

Секреты самой счастливой цифры

"Великолепная семерка", "Семеро смелых", "Белоснежка и семь гномов"... Никто, как правило, не удивляется, почему этих гномов и смелых именно семь, а не пять или, допустим, девять.

Волшебница семерка

Вавилонская башня имела семь этажей, Рим (и Москва, говорят, тоже) был построен на семи холмах. Будда сидел под смоковницей с семью плодами. В Древней Греции знали о семи чудесах света, о семи великих мудрецах. Мы говорим о "седьмом небе" как символе полноты человеческого счастья. Призываем перед важным решением "семь раз отмерить". Храним секреты за "семью печатями" и, наученные горьким опытом, не доверяем дело "семи нянькам". "Все семь грехов" и поныне составляют полный комплект прегрешений любого смертного, а утешить его может лишь смутная надежда на то, что за "семь бед" все равно полагается "один ответ". Испытания "на семи морях" и "на семи ветрах" характеризуют человека бывалого, а "семь пядей во лбу" -- умного. Морякам перед плаванием на счастье и удачу желают "семь футов под килем". Мы широко употребляем эти выражения, не задумываясь, как много прямого и точного смысла вкладывали в них древние мудрецы.

И сказал Он, что это хорошо

Доказано, что в древнем мире семерка почиталась как число священное. С ней связывалось представление о чем-то законченном и совершенном. Например, весь всевышний синклит вавилонян состоял из семи богов, каждый из которых был определен к одному из небесных светил -- Солнцу, Луне, Венере, Сатурну, Меркурию, Марсу и Юпитеру. Но и в подземное царство мертвых можно было попасть, только преодолев семь охраняемых ворот. И уж если назначено тебе спуститься на самое дно ада, будь добр, пройди через все семь кругов страданий.

В Библии Моисей получает указание зажечь у священного светильника семь лампад -- ни больше ни меньше. Если тебя опозорили, то стыдиться тебе и не показывать лица людям семь дней. После войны и убийств воинам предлагалось семь дней находиться вне стана -- выражаясь по-современному, выдерживать карантин. Да что говорить, самому Господу Богу на сотворение мира понадобилось опять-таки семь дней, из которых шесть он работал не покладая рук, а на седьмой оглядывал дела свои, хотя изменить что-либо было уже поздно. Впрочем, как известно, Господь решил, что дела у нас, на земле, идут хорошо, а потому освятил день отдыха своего -- седьмой день.

Тут мы можем перейти от легенд к науке и подумать, почему у людей в древности возникло такое почтение к семерке вообще и седьмому дню в частности. Может быть, от лунного месяца, который лежал в основе древнейших календарей человечества? Ведь Луна меняет свои фазы каждые семь дней.

Правда, древние, случалось, и "передергивали" в отношении семерки, это теперь тоже известно. Им, к примеру, никак не удавалось вместить в прокрустово ложе классических семи чудес света многие великие создания человеческого гения. Тогда они начинали "перетасовывать" чудеса. Маяк на острове Фарос вытеснял из списка чудес крепостные стены Вавилона. Но в иных сочинениях сам маяк не выдерживал конкуренции со знаменитой Александрийской библиотекой. Еще одни авторы отдавали предпочтение Алтарю Зевса в Пергаме. А римляне резонно настаивали на том, чтобы среди семи чудес числился их Колизей. Древним толкователям можно искренне посочувствовать: нелегко им было справиться с таким обилием гениальных творений.

Не больше шести в одни руки!

Да что мы все о древних? Число "семь" способно и сегодня задавать загадки ученым, не верящим в сверхъестественные предначертания.

Что вы скажете, например, о цветовом спектре, который -- как мы привыкли знать об этом с детства -- состоит из семи основных цветов?

Или о семи нотах музыкального стана?

Или о том, что ни один стихотворный размер не выдерживает семи ударений? Самый длинный -- гекзаметр -- содержит в себе шесть ударных слогов, и любая попытка ввести еще одно ударение приводит к развалу поэтической строки. Седьмое ударение является критическим и для музыкальной фразы... В чем же дело?

Цвет, музыкальный тон, ударение в стихе в первую очередь имеют отношение к слуху и зрению -- органам чувств человека. Значит, к особенностям человеческого восприятия. Что если подойти к разгадке с этой стороны?

Попутно нам придется "уличить" в неточности самого Ньютона. Как известно, именно он обозначил семь цветов спектра столь привычным теперь для нас порядком: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый. На самом деле ни один человек не в состоянии увидеть синий цвет в его чистом виде, еще более сомнителен цвет оранжевый. Все очень просто: великий Ньютон тоже находился под магией волшебной семерки и добавил в свой спектр два невидимых глазу цвета.

Наукой доказано физическое единство волн "нашего" света и света инфракрасного, ультрафиолетового, рентгеновских и радиоволн. Различие между ними заключается лишь в их частоте и длине. Но человеческий глаз способен воспринимать только очень узкую полоску в общем электромагнитном спектре.

То же происходит и со звуком. Сам факт ограниченности восприятия окружающего мира нашими органами чувств не удивит никого. Экспериментаторов, однако, поражает незыблемая устойчивость границ восприятия. Любые количественные замеры "спотыкаются" перед цифрой СЕМЬ.

Попробуйте разом -- как в детской игре -- высыпать перед собой несколько камешков и с первого взгляда определить их количество. Пока камешков будет пять или даже шесть, вы почти не сделаете ошибок (во всяком случае, большинство людей не делают). Однако с седьмым камешком ошибки становятся неизбежными.

Не так давно в разных лабораториях слушателям предлагалось запомнить звуки по высоте тона. А потом по степени громкости. Были проведены эксперименты со вкусовыми раздражителями: испытуемых просили оценить концентрацию растворов поваренной соли. Определялась способность запоминать цветовые тона.

Конечно, случались расхождения. Отдельные музыкально одаренные люди, например, различали по абсолютной высоте пятьдесят и даже более звуковых тонов. У кого-то бывали особо развиты вкусовые ощущения, кто-то тонко определял цветовые оттенки.

Но исключения лишь подтверждают типичное. Обычный человек способен идентифицировать любой из пяти или шести уровней громкости звуков, запоминать их. А также любой из пяти или шести тонов. Но затем начинает делать ошибки. Примерно пять-шесть различных вкусовых концентраций. Примерно семь цветовых тонов по яркости. И так далее, и тому подобное...

Ученые заметили еще одну любопытную особенность. Случалось, например, что испытуемый отлично запоминал пять единиц в группе высоких звуковых тонов, а затем -- отдельно -- пять единиц в группе низких тонов. Казалось бы, при объединении всех десяти тонов в одну группу испытуемый должен по-прежнему узнавать их. Но нет, способность к различению снова устанавливалась на уровне пяти-шести, максимум -- семи тонов.

Подобные опыты проводились и с другими символами -- цветовыми, линейными... Люди легко запоминали до семи символов, отдельно запоминали семь других, однако новые символы тотчас же вытесняли старые. Опять получалось семь символов, не больше. Мистика какая-то!

Семь плюс или минус два

Американский ученый Джон А. Миллер, который систематизировал большое количество подобных лабораторных наблюдений, был до того поражен одинаковостью результатов, что назвал свою статью в сборнике по инженерной психологии "Магическое число семь плюс или минус два. О некоторых пределах нашей способности перерабатывать информацию". (На русский язык, к сожалению, эта статья до сих пор не переведена.) Он выдвинул теорию ограниченного места в "кошельке" нашего восприятия, обусловленного нервной системой человека. "Кошелек" этот, как мы видели, весьма невелик -- всего пять-семь простых единиц.

Не надо забывать только, что описанные опыты исследовали объем непосредственной памяти --сколько ОДНОМЕРНЫХ стимулов, отличающихся один от другого лишь в ОДНОМ отношении, сможет запомнить испытуемый после однократного предъявления. При повторении опыта запоминаемость, естественно, повышалась, однако самое интересное пока не в этом.

Когда испытуемым предлагались стимулы ДВУХМЕРНЫЕ (например, раствор, содержащий разные концентрации сахара и соли, чистые музыкальные тона, которые надо было оценивать по громкости и высоте звука, изменение цвета как по насыщенности, так и по оттенкам), то способность к восприятию сразу повышалась, правда, не в два раза, как это можно было бы ожидать, а несколько в меньшей степени.

Выходит, с увеличением сочетаний признаков растет наша способность различать предметы и явления окружающего мира, хотя в "кошельке" восприятия "место" остается тем же. Джон А. Миллер по этому поводу резонно заметил, что "кошелек" может быть наполнен медными монетами, а может -- и золотыми.

А теперь представьте себе оператора, пилота сверхзвукового реактивного самолета, диспетчера электростанции или любого другого человека, которому по роду его деятельности приходится работать на современном пульте управления. Перед ним огромное количество кнопок и тумблеров, и он должен быть готов в любой нужный момент нажать на единственно необходимую кнопку. Заглядывать каждый раз в инструкцию практически некогда, надо запомнить и точно знать назначение каждой кнопки, клавиши, тумблера.

Эксперименты показали, что операторы, для которых реле на пульте были сгруппированы в триады и каждая триада имела свое кодовое обозначение, оказывались в состоянии удержать в памяти втрое больше информации. Выделение отдельных триад цветом еще сильнее обостряло восприятие и реакцию оператора.

Мы способны запомнить всего пять-семь предъявленных нам в беспорядке букв или пять-семь бессмысленных слогов. Но зато и пять-семь не связанных между собой слов -- а они несут гораздо больше информации, чем простые слоги, -- "монеты" в нашем "кошельке" заметно "тяжелеют".

А когда речь идет о нескольких связных фразах или о нескольких поэтических строках, они пробуждают в нас целый комплекс мыслей, ассоциаций, образов, чувств, идей, воспоминаний. Увеличивается количество сочетаемых признаков, обостряется восприятие, а тем самым и углубляется воздействие этих строк.

Мы способны запомнить всего пять-семь чистых музыкальных тонов. Но когда они следуют один за другим в гармоническом сочетании, мы наслаждаемся мелодией и легко повторяем ее. Особенно если мелодия сочетается со словами, как бывает, скажем, в песне.

Чем образнее, эмоциональнее мелодия или фраза, с которой мы встречаемся, тем большее количество сочетаемых признаков и ассоциаций пробуждается в нашем восприятии и тем глубже их воздействие.

Восьмой - иди домой!

Ограниченность объема человеческого восприятия приходится иметь в виду в самых разных жизненных ситуациях. Например, даже в том случае, сколько гостей лучше всего пригласить на семейную вечеринку?

Если к вам придут шесть-семь человек, то внимание каждого окажется способным охватить в каждый момент всех остальных участников застолья -- беседа будет общей. При большем количестве людей гости, как правило, разбиваются на группы -- значит, хозяину необходимо заранее побеспокоиться, чтобы на его празднике оказались умелые собеседники, способные "лидировать" в малых группах, объединять их по интересам.

То же касается, например, первичного воинского коллектива или рабочей бригады. "Семь плюс-минус два" оказывает свое влияние и на них. Меньшее количество делает коллектив слишком малым, неустойчивым, большее -- неизбежно заставляет делить его на внутренние группы, иначе эффективность управления снижается.

Один знаменитый кубанский хлебороб, В.Я. Первицкий, вместе со своим звеном добился урожая, втрое превышающего полученный в тот год другими колхозными бригадами. Когда звеньевого спрашивали о секрете его успеха, он, кроме всего прочего, называл численность звена -- семь человек.

Польский социолог Анджей Матейко, изучавший условия творческого труда, пришел к выводу, что оптимальная численность дискуссионной группы в научном коллективе равна именно семи членам. При меньшем количестве участников дискуссии на каждого падает чрезмерная нагрузка, при большем -- теряется вклад отдельных членов и часть группы или кто-то один начинает доминировать над остальными.

А теперь вернемся к "Великолепной семерке", "Семерым смелым" и "Семи самураям". Почему их всех по семь? Дело в том, что за семерыми зритель мог уследить, запомнить их имена, мог составить себе представление о характере каждого в отдельности. Если бы героев было больше, внимание зрителей распылялось бы. Я не знаю предысторий создания этих фильмов, но думаю, что сценаристы и режиссеры все это чувствовали и учитывали значимость магической цифры СЕМЬ.

Феликс КУИМОВ --------------------------------------------------------------------------------

Седьмое чувство?

Пять чувств человека общеизвестны. Шестым с недавних пор принято считать чувство гравитации. И вот ученые заговорили о седьмом чувстве.

Оказывается, человек может удивительным образом ориентироваться в совершенно незнакомой обстановке и находить дорогу домой. Экспериментально это подтверждено в конце 80-х годов. Тогда же начались поиски механизма этого явления. Высказывались предположения о существовании у человека чего-то подобного магниту. При этом вспоминали, что еще в 1975 году Ричард Блейкмор из Массачусетского университета (США) открыл целую группу бактерий, способных двигаться только в направлении к Северному магнитному полюсу. Феномен получил название "магнитоксии", внутри бактерий обнаружили микрокристалл магнезита, а бактерии прозвали "живыми компасами".

Позже биологические магниты были найдены у пчел, лососей, дельфинов, почтовых голубей -- в целом у 60 видов животных, большинство из которых совершает сезонные миграции. Оказалось, что в мозговых оболочках человека магнетита как раз столько, сколько необходимо для работы простейшего биологического магнитного компаса. Впрочем, умение им пользоваться развито не у каждого, но у каждого есть шанс воспользоваться этим скрытым чувством, а главное -- не терять самообладания в любой сложной ситуации.

А почему же при интуитивно верном выборе направления нас почти всегда "заносит" чуть правее? Дело в том, что у среднестатистического человека правая нога обычно немного длиннее левой и делает чуть больший шаг. Поэтому при ходьбе, прислушиваясь к внутреннему "компасу", нужно каждые 10-15 минут вносить поправку в левую сторону, и тогда путь домой окажется наикратчайшим.

Ф.К.


www.koMok.ru

Web-portal @Kokshetau Online



free counters

Дайджест интересных статей